Страницы биографии барона Г.фон Паннвица, участника боёв за Брестскую крепость

Отдавая должное героизму и жертвенности защитников Брестской крепости, простых советских солдат, первыми встретившими врага на своей территории, хочется поговорить и о других категориях военнослужащих, случайно оказавшихся в крепости, и которых вряд ли можно поставить в один ряд с доблестными её защитниками. Речь идёт об отдельном особом батальоне войск НКВД. Приведенный отрывок – несколько страниц военной биографии немецкого офицера, участвовавшего в боях за Брестскую крепость – освещает и, в некоторой степени, объясняет непонятные моменты этой поистине легендарной обороны.

” Каких только обвинений не предъявляют наследники сталинско-­брежневских фальсификаторов истории генералу Гельмуту фон Паннвицу! Среди них — «преступления» при участии в штурме Брестской крепости.
Начнем с того, что Г. фон Паннвиц никогда не был нацистом и не состоял в национал­-социалистической рабочей партии. Совсем наоборот — он был противником идей расового превосходства и был известен либеральными русофильскими взглядами.К тому же, он всегда был сторонником восстановления монархии в Германии.
Но как германский офицер,принимая участие в военных действиях, он исполнял долг перед своим государством.

На 22 июня 1941 года фон Паннвиц командовал конным разведбатальоном 45-­й пехотной дивизии Вермахта, штурмовавшей Брестскую крепость.
Как следует из документов, в 4:00 утра солдаты фон Паннвица переправились вплавь на лошадях через реку Буг на остров Пограничный Тереспольского укрепления Брестской крепости. В ходе внезапной атаки кавалеристами еще кайзеровской школы был частично вырублен, а частично пленен личный состав… 132-­го отдельного конвойного особого батальона войск НКВД.Несколько неожиданный поворот.
Такие батальоны предназначались для конвоя осужденных в лагеря и тюрьмы, а также для участия в карательных операциях. То есть, это были самые что ни на есть тюремные вертухаи! Уничтоженный батальон НКВД, в частности, «прославился» зверствами при проведении коллективизации и искусственного голодомора на Дону и Кубани; подавлял восстания казаков, участвовал в конвоировании и массовых расстрелах польских офицеров в Катыни и Старобельске.

Но что же делал 132-­й отдельный конвойный особый батальон войск НКВД всего в нескольких десятках метрах от границы? Его бойцы следили за выполнением приказа Сталина «На провокации не поддаваться и огня не открывать». На деле это выглядело так: они расстреливали командиров и бойцов РККА, которые перед нападением гитлеровской Германии пытались привести своё оружие в боевую готовность и занять оборону в фортах Брестской крепости! В результате действий НКВД-истов не были приведены в боевую готовность танки 2-­й танковой дивизии, оказались без снарядов тяжёлые артиллерийские батареи крепости, а солдаты и офицеры — без автоматов и винтовок. Все боеприпасы так и остались лежать на складах.

Из­-за этого в первые 30 минут боя была уничтожена артиллерия и все танки крепости, не сделав по врагу ни одного выстрела! Многие из них были захвачены немецкими солдатами неповрежденными.
В случае начала войны 132­-й особый батальон НКВД должен был выполнять ещё и роль заградотряда, «подбадривая» красноармейцев пулеметными очередями в спину.

Теперь понятно, что за “особо тяжелое” преступление совершил генерал фон Паннвиц перед товарищами Сталиным и Берией, уничтожив батальон НКВД, состоявший из числа тюремных конвоиров и вертухаев из заградотрядов! Отсюда — их яростная ненависть к будущему казачьему атаману.
Следует отметить, что по окончании того боя фон Паннвиц запретил своим подчиненным расстреливать военнопленных солдат и офицеров, нарушив этим приказ Гитлера о расстреле на месте всех комиссаров, евреев и сотрудников НКВД. В результате многие из военнопленных красноармейцев РККА и бойцов НКВД (при участии фон Паннвица) были зачислены в качестве добровольных помощников в состав 45­-й пехотной дивизии Вермахта.
Командование 34­-й дивизии Вермахта, тоже штурмовавшей Брест, поступило подобным образом. И уже осенью 1941 года эта пехотная дивизия состояла на 40 % из бывших советских военнослужащих. А 45-­я пехотная дивизия Вермахта — на 17 %. И это историческая правда.
Героическая оборона Брестской крепости почти безоружными красноармейцами стала достоянием Российской истории как величайший подвиг и трагедия одновременно. Но до сих пор наследники тюремных вертухаев из числа нынешних историков замалчивают причины этой и других подобных трагедий. Почему участники обороны Брестской крепости оказались 22 июня 1941 года практически безоружными, по чьей вине? Разве виноват в этом аристократ и германский офицер Г. фон Паннвиц?”

… ветеран ВОВ, инвалид 2-­й группы Гицевич Л.А. ветеран ВОВ, инвалид 2-­й группы, подполковник Ульянин Ю.А., член Союза журналистов России»

(опубликовано на сайте «Историко-­культурное наследие Кубани»)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *