Рамштайн: итоги знакового оборонного саммита в защиту Украины

Министр обороны Украины Алексей Резников (крайний справа) и глава Пентагона Ллойд Остин (второй слева) на консультациях в Германии, 26 апреля 2022 года (Фото:Міноборони України via Facebook)

Основная цель встречи в немецком Рамштайне в поддержку Украины состоит в том, чтобы загнать военный потенциал России в тупик, рассказал Радио НВ Сергей Грабский, военный эксперт.

— Самый первый вопрос — усиление украинской обороны благодаря координации Соединенных Штатов и еще 40 стран, представители которых накануне встречались на немецкой базе Рамштайн. Как вы оцениваете стратегическую значимость этой встречи и начало такого координационного механизма?

— Я хотел бы оценить эту встречу только одним примером: на Рамштайне собрались страны, контролирующие 40% мирового ВВП, и этим все сказано о том, как будет проводиться эта помощь. И хочу заметить, что она будет проводиться не только во время войны, но и после окончания войны: эти страны присоединятся как  к внедрению совершенно новых стандартов ведения боевых действий, так и к восстановлению послевоенной Украины. Эта встреча – без лишнего пафоса, стратегическая и решающая для нас, для того, чтобы Украина победила в этой войне, а не просто завершила эту войну. И это было сказано открыто и недвусмысленно: “Победа, а не окончание”.

— Цель, о которой говорил уже не министр обороны США, а их государственный секретарь, что задача антипутинской коалиции в этой войне — сделать так, чтобы у россии не было возможностей когда-то повторять те действия, которые она сейчас совершает в Украине. Что это означает?

— Речь идет о том, чтобы экономический и военный потенциал россии был настолько низким, чтобы она не имела возможности не просто производить оружие, а и разрабатывать новые образцы оружия. То есть, РФ должны загнать в такой тупик – дипломатический и интеллектуальный- из которого она не сможет выйти, не оставив ей даже возможности виртуального намерения о возобновлении своей агрессивной политики. Речь идет именно об этом.

— Давайте проанализируем ситуацию на фронтах. Есть сообщения от Генштаба Вооруженных Сил Украины, что оккупанты-таки совершают наступление в Харьковской области, там захвачен какой-то населенный пункт; пытаются атаковать Попасную и Рубежное в Донецкой области. Как выглядит восточный фронт сейчас, по вашему мнению, по вашим данным?

— На сегодняшний день то, что мы имеем, — да, самая сложная ситуация сложилась к юго-востоку от Изюма, где противник продвинулся к населенному пункту Курулька, что дает ему возможность обстреливать железнодорожный путь, который идет через Славянск. И это да, ситуация достаточно сложная, но она контролируемая, ведь дальше противник не смог продвинуться. И еще любопытное наблюдение, что противник упорно пытается нащупать слабые места в нашей обороне, пока ему это не удается никоим образом. Подразделения противника, пытающиеся атаковать, они продвигаются, но очень медленно, неся весьма серьезные потери. Если посмотреть на статистику, за день противник теряет по меньшей мере танковую роту и роту пехоты, личного состава. То есть, ситуация очень и очень напряженная, этого не надо скрывать, но наши ребята держатся крепко, и та стратегия, которая была принята на сегодняшний день, достаточно удачная. Надо просто понять, что именно на Изюмском направлении противник сосредоточил крупнейшую массу своей бронированной техники, и удержать ее — сложная задача, но с ней справляются довольно успешно.

Далее по линии фронта, мы продолжаем отражать наступления противника, но надо понимать, что противник по некоторым направлениям совершает просто массовые обстрелы. Продолжаются обстрелы Авдеевки, продолжаются столкновения под Марьинкой, где наши ребята держат линию обороны. Наблюдаются массовые обстрелы с использованием систем залпового огня, фактически, от Днепра до Великой Новоселки, где противник на так называемом южном фланге пытается также прощупать нашу оборону и найти, как он полагает, слабое место, но это ему не удается. Наблюдаются встречные бои и оборонные действия наших войск на правой стороне Днепра, в сторону Снигиревки, было продвижение наших подразделений, не очень сильное, но все же контратака под Чернобаевкой, наши войска ведут активные боевые действия, не давая противнику возможности продвинуться в глубь нашей территории.

Вместо этого противник пытался осуществить удары, и под прикрытием этих ударов, продвинуться на север Херсонской, в Днепропетровскую область, но успехов не имел и не продвинулся. Хотя ударов по гражданской инфраструктуре наносится очень много. Поэтому ситуация напряженная, мы держим оборону сегодня, и я надеюсь, что с активной помощью наших западных союзников мы удержим территорию, и со временем перейдем в контрнаступление, но для этого требуются время, возможности и терпение.

— Гепарды от Германии как вариант, поставка зениток от Италии, хоть и в небольших количествах, но я так понимаю, что это важный, в частности, с символической точки зрения шаг со стороны Италии — показать, что они тоже в этой объединенной коалиции. Как скоро это оружие может применяться, работать на защиту Украины?

— Здесь нужно понимать, чтобы эффективно пользоваться этим оружием, его нужно изучить. Для нас это оружие — достаточно новое, потому что мы до этого не имели оружия такого рода, для этого требуется определенное время. Кроме того, уже развернуты центры подготовки наших специалистов за рубежом, в других странах, которые изучают эту технику. Это не будет завтра или послезавтра, потому что для изучения этой техники нужно время, плюс организовать эксплуатацию, ремонт, техническое обслуживание, на это также понадобится время и развертывание соответствующей системы обеспечения. Со временем эта техника поступит, как быстро — в зависимости от сложности техники. Надо понимать, что даже на боевые бронированные машины требуется от трех до шести месяцев для подготовки личного состава. Эта подготовка ведется уже в течение определенного периода времени, это то, что можно сказать на сегодняшний день.

— То есть украинские солдаты, украинские военные уже обучаются оперировать этой техникой и, насколько я понимаю, принцип, дальше они уже станут инструкторами для того, чтобы научить больше боевых расчетов?

— Совершенно верно, мы применяем такую передовую практику, которая нами была применена еще с 2014 года, когда мы обучаем наш передовой личный состав по программе Trainer for trainers. То есть готовим их к эксплуатации с таким направлением, чтобы они сами проводили обучение другого личного состава. Это позволяет нам сэкономить и не отвлекать на обучение личного состава многих наших бойцов и командиров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *