ОП Зеленского просил представителя МИ-6 помешать выходу фильма Bellingcat

Установлено, что замглавы Офиса президента Роман Машовец и глава ГУР Кирилл Буданов просили представителя службы разведки Великобритании Ли Лоуренса помешать выходу фильма-расследования Bellingcat о срыве операции по захвату “вагнеровцев”.

Об этом сообщил обозреватель отдела международной политики ZN.UA Владимир Кравченко со ссылкой на неназванных собеседников.

Группа Bellingcat в декабре 2020 года сообщила, что расследует срыв масштабной спецоперации по задержанию в Беларуси бойцов российской “ЧВК Вагнера”, которые участвовали в боевых действиях на Донбассе и воевали против ВСУ. Первая часть расследования должны были опубликовать уже в марте 2021 года.

Кравченко уточняет, что президента Владимира Зеленского и его окружение волнует, как они будут представлены в фильме-расследовании Bellingcat и в каком свете будет показана их роль. Также в Офисе президента беспокоятся, установят ли журналисты-расследователи факт предательства и назовут ли имя предателя, который “слил” данные о совместной операции спецслужб Украины, США и Турции по задержанию россиян.

По данным источников “Зеркала недели”, в конце февраля в Украину приезжал заместитель главы МИ-6 Ли Лоуренс.

Издание пишет, что во время встречи в штаб-квартире Главного управления разведки Минобороны руководитель ГУР Буданов и зампредседателя ОП Машовец пытались убедить Лоуренса, чтобы МИ-6 повлияла на Bellingcat и не допустила выхода фильма. Однако их просьба не нашла поддержки у британского коллеги.

По данным Кравченко, на следующий день разведчик из МИ-6, на этот раз в компании с приглашенным на встречу послом Великобритании в Украине Мелиндой Симмонс, вновь услышал от Буданова и Машовца настоятельную просьбу-требование Банковой, касающуюся расследования Bellingcat.
В ответ британцы сказали украинским чиновникам, что не могут влиять на представителей медиа.

Владимир Кравченко добавил, что факт встречи подтвердили ему несколько независимых друг от друга источников.

Предыстория инцидента такова.
24 июля 2020 года заместитель руководителя СБУ Руслан Баранецкий и тогдашний начальник Главного управления разведки Минобороны Василий Бурба доложили о проведении финальной стадии международной операции в Офисе президента. На докладе присутствовали Владимир Зеленский, руководитель ОП Андрей Ермак, первый заместитель секретаря СНБО, председатель комитета по разведке Руслан Демченко, заместитель председателя ОП по вопросам обороны Роман Машовец, секретарь президента Мария Левченко.

После доклада Ермак попросил отложить спецоперацию. Он сослался на переговоры с помощником президента России Путина и на то, что операция якобы могла бы сорвать обмен пленными, который готовился в то время, и начало перемирия. Операцию отложили на несколько дней.

Уже 3 августа 2020 года Зеленский снова собрал совещание. На нем Бурба заявил, что операция провалена и причина этому – предательство. Бурба требовал начать проверку всех, кому было известно о сделке. В частности, он хотел, чтобы на полиграфе проверили его самого, Ермака, Демченко и Машовца.
Зеленский тогда никаких решений о проверке не принял. Расследование провала не было начато.
После этих событий Зеленский срочно уволил Бурбу и назначил новым начальником ГУР Кирилла Буданова.

Напомним:
29 июля 2020 года в Беларуси задержали 33-х иностранных граждан, которые оказались боевиками “Вагнера”. Они прибыли из России и поселились в санатории под Минском.
Согласно информации источников УП, украинские спецслужбы готовили масштабную операцию по задержанию группы боевиков ПВК Вагнера, для чего выманили их в Беларусь. Однако, по данным СМИ, операция сорвалась после того, как силовики доложили о проведении операции в Офисе президента.

На днях, точнее, 24 июня, канал 1+1 показал интервью Владимира Зеленского журналистке Наталье Мосийчук .

В нем президент прокомментировал сорванную операцию украинских и американской спецслужб по документированию преступлений «вагнеровцев», воевавших и совершавших преступления в Донбассе, и их поимке. В Украине подозревали, что операция была сорвана из-за утечки информации, предположительно произошедшей из ближайшего окружения Зеленского. Действительность оказалась хуже.   

Во-первых, Зеленский подтвердил проведение спецоперации по поимке «вагнеровцев», хотя последние десять месяцев в ОП эту историю называли «запойной» и «дезинформационной кампанией».  

Во-вторых, Зеленский подтвердил ранее озвученную информацию ZN.UA, что операция готовилась украинскими спецслужбами совместно с иностранной спецслужбой.

В-третьих, Зеленский сообщил, что идею проведения данной операции подали другие страны, которые «максимально затягивали в этот вопрос» Украину.

В-четвертых, Зеленский снял подозрение в утечке информации с главы ОП Андрея Ермака и заявил, что он говорил с Александром Лукашенко о «вагнеровцах», попросив того выдать Украине боевиков: «Последний раз мы общались с ним по телефону. Когда «вагнеровцы» были на территории Беларуси, я позвонил Александру Григорьевичу, я попросил его, я его предупредил, что готов передать ему всю информацию об этих людях, там были фамилии, мы понимали, кто это такие. Тем не менее, он сказал мне по телефону: «Я понимаю, дорогой Владимир Александрович, я не подведу, все будет нормально, я разберусь». Я был уверен, что он передаст нам этих убийц. Но потом произошло то, что произошло. Это была последняя наша с ним беседа».

В-пятых, Зеленский рад, что спецоперация не состоялась, так как, сравнивая ее с принудительной посадкой самолета авиакомпании Ryanair в Минске, это могло плохо закончиться для Украины. «То, что этого не произошло, проводя параллели с тем, что было в Беларуси, я считаю, что это слава Богу. Что мы проявили вопрос субъектности в этом важном вопросе», — несколько косноязычно пояснил он свою позицию.

Трудно сказать, какие мотивы толкнули Зеленского на то, чтобы прервать почти десятимесячное молчание и заговорить об операции двусмысленными фразами.

Стремление обелить репутацию Ермака в глазах западных партнеров? Поддержать главу своей патронатной службы во внутриполитических противостояниях? «Я доверяю этому человеку», — сказал Зеленский о главе офиса президента, тем самым укрепляя аппаратные позиции своего поводыря, на месяцы пресекая разговоры в политтуссовке о том, кто станет следующим главой ОП, и одновременно давая сигнал Западу, заодно, и Востоку, кто является его самым доверенным лицом.  

Стремление сыграть на опережение? Но в последнее время на Банковой перестали нервно вздрагивать при упоминании расследования Bellingcat. Впрочем, нельзя исключить, что украинский президент не имел другого выбора: возможно, о роли Зеленского и так все узнали бы и поэтому он стремился, чтобы историю о «вагнеровцах» узнали в его интерпретации, а не Лукашенко. Ведь, кто знает, как бы ее подал самопровозглашенный президент Беларуси и как бы в этой истории выглядел глава Украинского государства. А так Зеленский первым представил свою версию событий.

Но признание Зеленского в том, что это он сдал операцию по поимке «вагнеровцев», создало президенту новые проблемы. Интересно, советовался ли он с юристами, когда готовился говорить о спецоперации наших спецслужб? Ведь после признания Зеленского не только сторонники Порошенко заговорили о том, что в действиях украинского президента наблюдаются признаки госизмены, поскольку он обнародовал служебную конфиденциальную информацию, которая касается деятельности украинских и иностранной спецслужб.  

Впрочем, учитывая нынешние политические расклады в Верховной Раде, маловероятно, что парламент проголосует за импичмент. Это, впрочем, не означает, что обвинение в госизмене не будет преследовать Зеленского после окончания его каденции. Но реальностью также является и то, что лидеры государств имеют право принимать политические решения. И хотя нам может не нравиться способ, каким украинский президент принял решение прервать операцию украинских спецслужб, но это его право.

Мы можем лишь предполагать мотивы, подтолкнувшие Зеленского к решению взять телефонную трубку и позвонить Лукашенко. Информированные собеседники ZN.UA, знающие бюрократические процедуры принятия решения по проведению крупных спецопераций украинских спецслужб, сомневаются, что Зеленский узнал о планах по поимке «вагнеровцев» на финальном этапе операции. Что бы ни говорил Порошенко, но операция, которая планировалась во время его президентства, была иной, нежели при его преемнике. Источники ZN.UA утверждают, что при Зеленском операция по поимке «вагнеровцев» проговаривалась на нескольких совещаниях и постепенно видоизменялась. А раз так, то почему Зеленский вначале согласился на проведение сложной игры разведок, а потом отыграл назад?

Возможно, в ОП и в самом деле посчитали, что операция по поимке «вагнеровцев» не имеет стопроцентной гарантии на успех, а в случае даже успешного завершения грозит серьезными внешнеполитическими рисками. Впрочем, если бы такой логикой руководствовались израильтяне, то Эйхман никогда бы не понес наказания за преступления, а палестинские террористы, расстрелявшие израильских спортсменов во время Мюнхенской Олимпиады, жили бы еще долгие годы.  

Зло должно быть наказано. Иначе безнаказанность порождает новые преступления против невинных людей. Иногда для того, чтобы наказать убийц, руководителям государства и спецслужб необходимо принимать рискованные решения. Но это то, что отличает политического лидера страны от политика-популиста. Израильтяне это хорошо знают. Решение же позвонить Лукашенко в надежде, что тот выдаст российских граждан, говорит как о стремлении переложить выполнение рисковой работы на другого, так и о наивности Зеленского как политика, не знающего реалий соседней страны и не прислушивающегося к советам экспертов.

Публично взяв на себя политическую ответственность за провал операции по поимке «вагнеровцев», в интервью Зеленский продемонстрировал и непонимание главного отличия между операцией украинских разведчиков и белорусских чекистов. Ведь украинские спецслужбы — СБУ и ГУР МО — пытались привлечь к судебной ответственности «вагнеровцев», убивавших украинцев на территории нашего государства и причастных к катастрофам Ил-76 в Луганском аэропорту и Ан-26 вблизи Луганска. И эти преступления доказаны. А вот белорусские силовики провели операцию, чтобы похитить журналиста и политического оппонента самопровозглашенного президента Беларуси Александра Лукашенко.

Очевидно, что признание Зеленского нанесет ему имиджевые потери в национал-патриотической части украинского общества, а также крайне отрицательно скажется на боевом духе и мотивации тех сотрудников украинских спецслужб и спецподразделений, которые воюют на фронте тайной войны и за линией разграничения, рискуя жизнью проводят операции и захватывают боевиков и предателей. Ведь один телефонный разговор главы государства за пару минут уничтожает годы кропотливой работы. А судьба раскрытых сотрудников спецслужб демонстрирует их коллегам, что лучше сидеть в Вене или Брюсселе, ходить на конференции и встречать высокопоставленных гостей, нежели с риском для жизни проводить опасные операции.

Лишь спустя пятнадцать часов после того, как в эфире «плюсов» вышло интервью украинского президента, советник руководителя Офиса президента Михаил Подоляк протрактовал двусмысленную фразу Зеленского, заявив hromadske, что разговор с Лукашенко состоялся 5 августа спустя неделю после того как были задержаны «вагнеровцы» и речь шла об их экстрадиции.

Но расшифровывая сказанную президентом фразу, ОП не сможет изменить негативные последствия от интервью. Почему? Потому что слова Зеленского о том, что Украину «затягивали» в операцию, подрывают доверие к украинскому руководству и нашим спецслужбам со стороны западных партнеров. Нельзя публично вытирать ноги о тех, кто помогал в проведении операции, и при этом удивляться, что стране не предоставили ПДЧ или не выдели дополнительную военную помощь в 100 млн долл. Если Украина рассчитывает на поддержку Соединенных Штатов в войне с Россией, то украинское руководство должно понимать, что наша страна должна действовать и в интересах партнера. 

Пусть американцы вели свою игру. Но в этой игре был и украинский интерес: привлечь к ответственности виновных в преступлениях в Донбассе. При этом в ГУР МО, СБУ, прокуратуре лежит море юридически зафиксированных преступлений, совершенных «вагнеровцами» на Востоке. Какова судьба этих дел? Молчание по этому поводу — тоже игра в «субъектность»?  

Субъектность Украины не достигается предательством союзников. Такая защита субъектности доведет до того, что субъектность будет утрачена. Потому что нам никто не будет доверять.

Владимир Кравченко, агентство “Зеркало недели”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *