Комментарий: За “разрядку” Байдена и Путина заплатят Навальный и Украина?

Белый дом готовится сотрудничать с Кремлем, чтобы заручиться поддержкой России в противостоянии с Китаем. Плата за такое сотрудничество может оказаться очень высокой, считает Константин Эггерт.

Nitty Gritty Dirt Band – вам ничего не говорит это название? И неудивительно, что ничего. Только бывшие советские люди моего поколения и старше помнят, как гремело оно в семидесятые.

Эта кантри-рок группа стала первым, как тогда говорили, “вокально-инструментальным ансамблем” из Соединенных Штатов, совершившим в 1977 году турне по СССР – с оглушительным успехом. Это стало возможным благодаря “разрядке международной напряженности” – относительному потеплению в отношениях между Москвой и Вашингтоном. Начало ей положил официальный визит в СССР президента Ричарда Никсона в мае 1972 года. Вопрос ближайшего года-двух: кто заменит постаревших кантри-рокеров в роли американского “посла доброй воли” в России? Потому что, судя по всему, время пришло.

“Разрядка 2.0” набирает обороты

“Разрядка 2.0” набирает обороты. Она началась встречей двух президентов в Женеве в июне, которая, в сущности, покончила с международной изоляцией путинского режима. А последние недели ознаменовались серией новостей о сильно оживившихся российско-американских контактах. Заместитель госсекретаря Виктория Нуланд побывала с визитом в Москве.

На переговорах с Нуланд заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков предложил снять все ограничения на работу дипмиссий двух стран, включая возобновление работы консульств и выдачу виз. Эти ограничения – результат санкций и высылки российских “дипломатов под крышей” администрацией Дональда Трампа в 2017-2018 годах, на которые Кремль тогда ответил аналогичными мерами.

На этой неделе в российской столице побывал директор ЦРУ Уильям Бернс. Он встретился с секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым – ключевой фигурой путинского режима. Директор ЦРУ – один из самых удобных для Кремля собеседников. Объясню, почему.

Новый саммит Путин-Байден

Я встречался с Бернсом в период его работы послом США в России в 2005-2008 годах. Он запомнился тем, что всегда находил если не оправдания, то объяснения действиям Кремля. После ухода с дипломатической службы Бернс шесть лет возглавлял вашингтонский Фонд Карнеги за международный мир. Фонд тесно связан с Демократической партией. Его московский филиал известен в экспертных кругах аналитикой, часто представляющей западной аудитории политику Путина как неизбежность, с которой нужно смириться.

Посол России в США Анатолий Антонов повторил призыв замминистра Рябкова к Виктории Нуланд взаимно “обнулить” ограничения на работу дипломатических миссий. Посол также упомянул “положительные сдвиги” в двусторонних отношениях. Сам по себе дипломат на такие высказывания не решился бы. Они – верный признак того, что Москва настроена на нормализацию. В Вашингтоне, судя по интенсивности контактов, в том числе закулисных, господствуют те же настроения.

Вслед за послом Дмитрий Песков фактически подтвердил подготовку нового саммита Путин-Байден. И хотя официально об этом не говорят ни президент США, ни государственный секретарь Энтони Блинкен, ни помощник президента по национальной безопасности Джейк Салливан, ни шеф ЦРУ Бернс, их деятельность доказывает: демократическая администрация хочет наладить прочный контакт с Кремлем по трем темам.

Первая – ядерное разоружение, прежде всего заключение нового договора по СНВ. Республиканцы, вышедшие из нынешнего соглашения, хотели увязать переговоры по нему с целым рядом других политических проблем. Люди Байдена от этой политики отказались. Тема номер два – Афганистан. После ухода США из страны, помощь Путина нужна Белому дому в Центральной Азии, где позиции России пока еще сильны, хотя они ослабли по сравнению с влиянием Китая в регионе.

Москва и Вашингтон – братья по оружию?

И это приводит нас к теме номер три. Несмотря на ритуальные упоминания путинской России в числе стран, соперничающих или даже представляющих угрозу для США, в Вашингтоне считают притязания коммунистического руководства Китая на глобальное влияние несравнимо более важным и опасным вызовом XXI века, чем политику Кремля. С этим трудно спорить. Дряхлеющий режим во главе стареющей 140-миллионной страны, живущей продажей углеводородов, не сравним с почти полуторамиллиардной империей с пятитысячелетней историей, второй (а по ряду показателей – первой) в мире экономикой и режимом, создавшим первое в мире киберполицейское государство.

Не расстилая красных ковровых дорожек и не выпуская сенсационных коммюнике, Вашингтон надеется если не привлечь Москву на свою сторону в историческом противостоянии с Пекином, то хотя бы обеспечить ее благожелательный нейтралитет. Китай так же, если не еще больше, опасен для России, чем для Америки – на понимание Путиным этого очевидного факта, похоже, рассчитывают в Белом доме. 

Для Путина пекинские коммунисты, конечно, не друзья, но до последнего времени явные партнеры по борьбе с западным, прежде всего американским влиянием во всем мире. И если он и согласится не мешать США бороться с КНР, то сделает это на определенных условиях.

Во-первых, оставить в покое его энергетические проекты в Европе. Это Байден, фактически, уже сделал, отказавшись вводить санкции против газопровода “Северный поток – 2”. Во-вторых, не критиковать, или хотя бы не критиковать слишком жестко, его внутреннюю политику. Это для нынешнего Белого дома несложно. Ведь администрация Барака Обамы, в которой Джо Байден служил вице-президентом и работали многие члены его команды, долго отказывалась одобрить “акт Магнитского”, и сделала это только под давлением конгресса. В марте Белый дом ввел санкции против российских чиновников, причастных к отравлению Алексея Навального. Но с тех пор никаких заявлений о судьбе российского политзаключенного номер один мы не слышали.

Украинская проблема США и ЕС

В-третьих, Кремль будет добиваться от Вашингтона сокращения поддержки Украины. Это самое непростое. Хотя путинские надежды в чем-то небеспочвенны: отказ Байдена встретится с Владимиром Зеленским накануне женевского саммита с Путиным стал неприятным для Киева сигналом. Опасаясь сокращения американских военных поставок, украинцы стали интенсивно наращивать военное сотрудничество с Великобританией и Турцией.

Разумеется, Белый дом никогда не откажется от солидарности с Украиной. Но что администрация Байдена может сделать, так это попытаться переложить ответственность за разрешение российско-украинского конфликта на Европейский союз.

Так что осталось решить, кто поедет “размораживать” культурные связи. Это явно не может быть, скажем, Lady Gaga. Вашингтон не станет так обижать кремлевских партнеров по потенциальной антипекинской коалиции. В таких случаях всегда лучше всего ветераны. Например, Брюс Спрингстин. Он, вдобавок, только что выпустил книгу в соавторстве с Бараком Обамой, чью политику сегодня возрождает Байден.

Один вопрос, однако, остается без ответа: если первая “разрядка” завершилась в декабре 1979 года советским вторжением в Афганистан и международным бойкотом Олимпийских игр в Москве, то чем закончится “разрядка 2.0”?

Константин Эггерт

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *