Эмираты и Турция пошли на сближение

События в Афганистане оттеснили важное событие — 19 августа Реджеп Эрдоган принял советника по нацбезопасности ОАЭ Тахнуна бин Заеда аль-Нахайяна. Итогом встречи стала договоренность о крупных инвестициях в Турцию. Но вопрос следует рассматривать несколько шире — как пролог к потеплению отношений Анкары и Абу-Даби.

Несколько месяцев секретных переговоров, которые было поручено вести не дипломатам, а разведчикам Турции и ОАЭ. Зондирующие заявления на уровне министров иностранных дел. Несколько прямых телефонных переговоров, по итогам которых стороны избегали громких заявлений. Все делалось скрытно и конфиденциально, с единственной целью — чтобы встреча турецкого президента и Тахнуна бин Заеда состоялась.

Побывавший у Эрдогана гость из Эмиратов — человек крайне непростой. Он не просто брат наследного принца Мухаммада бин Заида аль-Нахайяна. В руках Тахнуна бин Заеда руководство национальной разведкой, негласная внешняя политика Эмиратов, а кроме того, ведение непрозрачных деловых операций Абу-Даби во всем мире. Это человек, который не стремится к публичности — но всегда присутствует на самом острие политики Эмиратов.

А потому его появление в Анкаре означает очень многое. И не только возможные инвестиции для Турции, хотя экономическая составляющая в двухсторонних отношениях крайне важна: сектор, не связанный с нефтью, в прошлом году сократился в ОАЭ на шесть процентов, нефть нестабильна, а на помощь в создании экономики XXI века Эмиратам особо рассчитывать не на кого.

Турция в этом отношении представляется для Абу-Даби идеальным партнером, поскольку с ней можно выстраивать равноправное сотрудничество, да и технологический задел турецкой промышленности впечатляет. Но для того, чтобы начать новое, нужно покончить со старым грузом проблем, которые лежат в политической плоскости.

Региональная конкуренция между двумя государствами загнала их отношения в тупик. Анкара была на стороне арабской весны, поддерживая новые демократии. В Абу-Даби клеймили правительства, возглавляемые «Братьями-мусульманами» (террористическая организация, запрещенная в РФ — прим. ред.), как опасных исламистов, угрожающих региональной стабильности.

Потом была бесславно закончившаяся блокада Катара, стратегического партнера Анкары, со стороны монархий Залива, поддержка антитурецких сил в Ливии, порочные связи с путчистами, устроившими попытку переворота в 2016 году в Турции, создание режима «максимального холода» для турецкого бизнеса… Многое накопилось за не такой уж и большой промежуток времени.

Сегодня в Эмиратах начинают понимать, что региональная конкуренция, которая никуда не исчезнет, не должна принимать характер противостояния между двумя государствами. Тем более если внешнеполитический потенциал одного из них, в данном случае Турции, все же превосходит потенциал Эмиратов на порядок.

К тому же у Абу-Даби наметились проблемы с прежними стратегическими партнерами — саудитами и Вашингтоном. Американцы при Байдене ведут в регионе свою игру, столь запутанную, что в Эмиратах ее перестают понимать. В отношениях возникает некая неопределенность, которая хуже скандала.

И с Эр-Риядом становится все сложнее. И дело здесь даже не в непреодолимых противоречиях по поводу Йемена, а в том, что, с одной стороны, две монархии все ожесточеннее конкурируют за иностранных инвесторов. А с другой — саудиты с новой силой демонстрируют претензии на лидерство в арабском мире. Когда Мохаммед бин Салман еще только начинал свой взлет — он прислушивался к Эмиратам. Сейчас, став «главноуправляющим» королевства, позиция Абу-Даби по ряду региональных вопросов его совсем не волнует.

Все это объективно подталкивает Эмираты к сближению с Анкарой. А насколько оно будет стремительным и как далеко зайдет — покажет время.

https://inosmi.ru/politic

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *