Президент Польши потребует от РФ репараций за Катынский расстрел.

Президент Польши потребует от России, как законной наследницы СССР, репараций за Катынский расстрел.
Катынский расстрел хорошо задокументирован, документы были переданы Польше Ельциным.
Российское следствие квалифицировало катынские события как «превышение власти конкретными высокопоставленными должностными лицами СССР, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств».
А польский Сейм в своем решении от 23 сентября 2009 года характеризовал Катынь как «резню» и «военное преступление, имеющее характер геноцида»
«Катынское преступление» — собирательный термин, которым обозначают расстрелы 22 тысяч польских граждан, совершенные органами НКВД в апреле-мае 1940 году.
Жертвами стали военнопленные, попавшие в Козельский, Осташков­ский и Старобельский лагеря, и заключенные нескольких советских тюрем в Западной Украине и Западной Белоруссии, арестованные на террито­риях Восточной Польши.
Такое название возникло, потому что именно в Катынском лесу в 1943 году впервые нашли могилы жертв расстрелов; почти полвека исследователи не знали точно, существуют ли другие захоронения.

Как поляки попали в советский плен и тюрьмы
1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, а уже 17 сентября по дого­воренности с Германией, появив­шейся как следствие заключения пакта Моло­това — Риббентропа, Советский Союз ввел войска в Польшу, но без объявления войны: официально эта кампания называлась «освободительным походом» в Западную Украину и Западную Белоруссию.

Польский главнокомандующий Эдвард Рыдз-Смиглы не хотел воевать на два фронта и приказал армии не вступать в бой с советскими войсками, если только те не станут принуждать их к сдаче оружия. Кроме того, появились слухи, что Советский Союз ввел войска для помощи в борьбе с нацистами.
Поэтому поляки почти не сопротивлялись и легко сдавались: к концу сентября около 250 тысяч польских солдат и офицеров, пограничников, служащих полиции, жандармерии, тюрем и представителей других профессий оказались в советском плену.

Одновременно на оккупированных территориях Восточной Польши аресто­вывали государственных служащих, в том числе избежавших плена офицеров и полицейских, членов польских политических партий и общественных организаций, промышленников, крупных землевладельцев, коммерсантов……….

В итоге осталось около 15 тысяч польских военнопленных, отнесенных к «спецконтин­генту», — армейских офицеров, полицейских, жандармов, пограничников, служащих тюремной стражи .
Их распределили по трем лагерям НКВД: Старобельскому, Козельскому и Осташковскому.
Кроме «спецконтингента», в плену оставили 25 тысяч рядовых поляков: их содержали в трудовых лагерях для военнопленных и собирались использовать на дорожном строительстве, рудниках, шахтах и в металлургической промышлен­ности.
Еще 18 тысяч польских граждан находились в тюрьмах, расположенных на западе Украины и Белоруссии.

В начале марта 1940 года Лаврентий Берия отправил в Центральный комитет партии записку с предложе­нием расстрелять определенные категории поль­ских граждан «исходя из того, что все они являются закоренелыми, неисправи­мыми врагами советской власти».
Решение о расстреле «14 700 польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюрем­щиков» (то есть тех, кого держали в Козельском, Осташ­ковском и Старобельском лагерях) и 11 тысяч заключенных в тюрьмы «членов различных контрреволю­ционных шпионских и диверсионных организа­ций, бывших помещиков, фабрикантов, бывших польских офицеров, чиновников и перебеж­чиков» было вынесено 5 марта.

Расстрелы начались в апреле, а закончились в мае: все это время Управления НКВД по Смоленской, Калининской (сейчас Тверской) и Харьковской областям принимали этапы до 500 человек и расстреливали их по мере прибытия.
Параллельно НКВД занимался высылкой семей репрессированных с оккупиро­ванных территорий Восточной Польши в Казахстан.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *