Нормандский формат – место политической безысходности,считают эксперты

Переговоры о ситуации на Донбассе хоть и не остановлены официально, однако уже несколько месяцев не дают никаких результатов. На фоне обострения Россией ситуации на Донбассе и игнорирования запроса о диалоге с Киевом президент Владимир Зеленский обсудил ситуацию с посредниками в переговорах о российско-украинском конфликте — президентом Франции и канцлером Германии. Уже после встречи с Эмманюэлем Макроном, к которой через видеосвязь присоединилась Ангела Меркель, Зеленский сказал, что надеется на проведение встречи «нормандской четверки» в ближайшее время. 

Переговоры по Донбассу стоят на месте — в Минском формате не могут договориться даже о соблюдении режима тишины, а консультации политических советников «Нормандского формата» не дают никакого результата. Все из-за кардинального различия переговорных позиций украинской и российской сторон по состоянию на сегодня.

«Украинская сторона перестала искать возможности асимметричного компромисса с Российской Федерацией. Когда перестали высматривать, какие же там аппетиты у России и что она хочет в обмен на режим тишины, то с этого момента фактически и остановились любые результативные переговоры», — объясняет политический аналитик Фонда «Демократические инициативы» Мария Золкина.

В Минской переговорной группе процесс заблокирован вообще во всех подгруппах. Золкина объясняет это тем, что в обмен на установление режима тишины с 27 июля 2020 года Россия не получила от Украины никаких уступок в политических вопросах.

«В “Нормандском формате” тупик еще более логичен, так что России не нужен новый нормандский саммит. Она не хочет брать на себя очередную порцию политической ответственности за какие-то решения, которые будут приниматься», — говорит Золкина.

Однако Зеленский после переговоров с Макроном и Меркель выразил надежду на встречу в «Нормандском формате». И здесь многое будет зависеть от встречи политических советников 19 апреля. Там, по словам Зеленского, должны обсудить так называемые кластеры для имплементации Минских соглашений.

Что означают эти кластеры? Это документ, который по предложениям Франции и Германии разрабатывается на уровне политических советников «нормандской четверки». Он фактически призван согласовать взгляды сторон на последовательность выполнения пунктов Минских договоренностей.

Грубо говоря, сначала безопасность, а потом политические шаги — или наоборот? Это основной камень преткновения в переговорах между Украиной и Россией уже несколько лет. Россия настаивает на политических уступках — например, в отношении закона об особом статусе, изменений в Конституцию, и только потом готова говорить о безопасности и передаче контроля за границей Украине.

Зеленский после переговоров с Макроном и Меркель едва ли не впервые озвучил вопрос кластеров, но в публичной плоскости комментирует это осторожно:

«Это то, о чем мы говорили несколько месяцев назад, — что будут разработаны кластеры французской и немецкой стороной, с украинскими дополнениями. Все четыре страны подготовят приложения, с чем согласны, с чем не согласны. Это — пошаговое выполнение Минских договоренностей. Советники будут согласовывать эти позиции».

С такой трактовкой президента не соглашается бывший представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы в Минске Роман Бессмертный:

«Я не знаю, почему украинский президент трактует кластеры как пошаговое выполнение Минских договоренностей. Кластеры в понимании Парижа и Берлина — лишь основа для подготовки дорожной карты».

Однако основная проблема в том, что глобально Россия сейчас вообще не заинтересована в «нормандских» переговорах, потому что они ей не выгодны концептуально – России не выгоден замороженный конфликт на востоке Украины, который, как показала подобная ситуация в Приднестровье, не приведёт никогда ни к чему. А президенту Путину нужны результаты, что называется, здесь и сейчас. Поэтому и переговоры в Нормандском формате ему перестали быть интересны, и вряд ли будут иметь место в ближайшей перспективе, разве что произойдёт что-то неординарное.

«В “Нормандском формате” Россия берет на себя ответственность как государство, а в Минской ТКГ, пользуясь присутствием представителей так называемых “республик”, Россия разыгрывает карту посредника и толкает Украину к прямому диалогу с этими псевдореспубликами. Так что это место своеобразной политической безысходности», — говорит Мария Золкина.

В то же время Золкина отмечает, что украинские предложения в отношении кластеров очень важны, потому что таким образом Украина при посредничестве Германии и Франции впервые фиксирует, что должна получить контроль над границей перед любыми политическими шагами.

https://hromadske.ua/ru/posts

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *