“Врёт”: Адвокат семей погибших моряков “Курска” о выдвинутом США обвинении экс-главой Северного флота

Причиной гибели подлодки «Курск» была подлодка страны НАТО, заявил в интервью «РИА Новости» адмирал Вячеслав Попов, командовавший Северным флотом ВМФ России в 1999-2001 годах. Эти слова — лишь попытка оправдаться и свалить всю вину на американцев, которых Россия сейчас обвиняет во всех грехах, сказал каналу «Можем объяснить» адвокат Борис Кузнецов, представлявший интересы потерпевших в деле о гибели членов экипажа «Курска»
Я считаю, что адмирал Вячеслав Попов (командующий Северным флотом в 1999-2001 годах. — МО) — это один из главных виновников в гибели корабля и экипажа. Он выпустил в море корабль и экипаж, которые был не подготовлены к стрельбе пероксидно-водородной торпедой (из-за взрыва которой, по официальной версии, и погиб «Курск». — МО).
То, что он [Попов] говорит — это попытка снять с себя ответственность за гибель корабля и экипажа. Но это видимость снятия ответственности. Ведь на учениях, проходивших 12 августа 2000 года, были не только учебные стрельбы «Курска», но и противолодочные учения.
В составе надводной группировки было несколько противолодочных кораблей, в том числе флагман Северного флота ракетный крейсер «Петр Великий», который тоже способен отслеживать чужие подлодки. Но Попов утверждает, что в момент проведения противолодочных учений в непосредственном районе их проведения находится иностранная подводная лодка.
Да, там были две американские подводные лодки: «Мемфис» и «Толедо». Но они находились минимум на расстоянии 150 миль от района учений, потому что сам район был официально закрыт для любых гражданских и иностранных военных кораблей. Там был еще разведывательный норвежский корабль «Марьям», но он тоже был на расстоянии примерно в 70-100 миль. Это обычная практика, когда на расстоянии проводится наблюдение за учениями.
Я вам больше скажу, в США я встречался с Клинтоном, тогдашним американским президентом. Мне достоверно известно, что он знал в тот же день, ну с учетом разницы во времени, о произошедшем с «Курском». Он точно знал, что произошел внутренний взрыв, знал место и глубину, на которой это случилось. Он не смог ответить на вопросы о «Курске», чтобы не раскрывать разведывательные возможности американского подводного флота. Но американцы сразу заявили, что они не при чем.
Еще важный момент. Попов говорит, что было столкновение, но не называет подводную лодку. Видимо, он имеет ввиду «Мемфис» водоизмещением 7000 тонн. Водоизмещение «Курска» — 23 000 тонн. Если бы произошло столкновение, то на камбузе «Курска» даже посуда бы не побилась. Это как столкновение МАЗа с велосипедистом. А взрыв на нашей подлодке раскурочил бы «Мемфис», он лежал бы на дне значительно раньше «Курска».
Взрывная волна разнесла все носовые отсеки подлодки, упершись в защиту реакторного отсека, и в кормовой части 23 человека выжили и находились там примерно 2,5 дня. Попов врет, что был сигнал SOS с другой лодки. В деле есть экспертиза, следователи прослушали записи акустиков с «Петра Великого». Там есть прекрасный парень Андрей Лавринюк, который зафиксировал взрыв 12 августа в 11:28 утра, запеленговал его, доложил на мостик, где находился Попов, что по пеленгу такому-то произошел взрыв.
Но вместо того, чтобы отдать команду классифицировать взрыв и элементарно, взяв карту учений, увидеть, что он зафиксирован там, где по плану «Курск» входил в район боевых действий, Попов улетает на берег и пьет там водку, хотя учения еще не окончены, а подлодка не выходит на связь.
Попов появляется только на следующий день, когда «Курск» уже нашли. При этом все документы, которые говорили бы о подготовке корабля и экипажа — поддельные. Не сомневаюсь, что руку к ним приложили Попов и вице-адмирал Михаил Моцак (тогдашний начальник штаба Северного флота. — МО). Я считаю, что Попов, мягко говоря, врет. Пусть он предъявит хоть одно доказательство своих слов.
Всех командующих Северным флотом тогда спас Путин. К началу 2002 года следствие было фактически закончено, и Владимир Устинов, бывший тогда генпрокурором, докладывал об его итогах Путину. Выходило, что на скамью подсудимых нужно отправить Моцака и Попова, а еще сажать два десятка офицеров за халатность. И Путин принимает политическое решение никого к уголовной ответственности не привлекать, потому что тогда надо было привлекать и главкома ВМФ Владимира Куроедова.
Путин сейчас говорит: «идите в суд». Но тогда он сам вторгся в ту область, куда, с учетом разделения властей, президент не имеет права вторгаться по Конституции.
Конечно, произошедшее — это ужасное стечение обстоятельств, и никто никого убивать не собирался. Но слова Попова сейчас звучат как «лыко в строку», когда американцев обвиняют во всем, что происходит в России, включая то обстоятельство, что 20% россиян не имеют благоустроенных сортиров.
t.me/mozhemobyasnit

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *