Нераскрытые тайны Фолклендской войны 1982 года

В 2012 году по истечении 30-летнего срока сохранения секретности в Великобритании были преданы широкой огласке документы 1980-х годов, касающиеся войны между Великобританией и Аргентиной из-за Фолклендских (Мальвинских) островов. Новая порция рассекреченных документов британского правительства проливает свет, в частности, на стратегию Форин офиса в период этой войны и позволяет вскрыть некоторые обычно хорошо замаскированные пружины политики Лондона.

Кроме этого, большую порцию рассекреченных документов того периода в 2015 году опубликовало Национальное управление архивов и документации США. Эти документы также раскрывают некоторые интересные моменты, касающиеся взаимоотношений внутри правительства США при президенте Рейгане, в частности между различными элементами его силового блока. Документы из архивов США однозначно показывают, что администрация президента Рейгана с самого начала без особых колебаний встала на сторону правительства Тэтчер и оказала всю необходимую ему помощь.

ЛОРД КАРРИНГТОН: «ТЯНУТЬ ВОЛЫНКУ КАК МОЖНО ДОЛЬШЕ…»

После внезапного захвата аргентинскими войсками Фолклендских островов 2 апреля английское правительство разорвало дипотношения с Аргентиной и скрытно направило от Гибралтара к острову Вознесения эсминцы и фрегаты под командованием контр-адмирала Сэнди Вудворда, «как нельзя кстати» участвовавшие в океанских учениях «Спрингтрейн-1982». Впереди них послали АПЛ «Спартан». По некоторым сведениям, еще одна, но уже ракетная субмарина англичан была послана на позиции в Южной Атлантике, где находилась в готовности нанести ракетный удар по Буэнос-Айресу.

Во всяком случае, сообщение ТАСС от 31 марта обвиняло Великобританию в нагнетании напряженности путем направления атомной подлодки в регион. В сводке ЦРУ от 1 апреля также говорилось, что 30 марта одна или две британские АПЛ были отправлены в район Южной Атлантики. В той же сводке, кстати, сообщалось, что Аргентина «очевидно, завтра планирует вторжение на спорные острова, если ее растущее давление по дипломатической линии не даст результата».

Так ли все было на самом деле? Тем более что в опубликованном в США письме Тэтчер Рейгану от 31 марта она писала: «Вы знаете о тревожных сообщениях разведки как из ваших, так и наших источников, что аргентинские ВМС могут быть готовы вторгнуться на Фолкленды в течение ближайших 48 часов… А у нас там всего 75 морских пехотинцев и один корабль ледовой разведки».

Некоторые исследователи считают, что Лондон в полной мере использовал хорошо отработанную стратегию «заманивания» правившей тогда в Аргентине хунты «горячих» аргентинских генералов. В обзоре посольства США в Аргентине еще от 16 мая 1979 года, отправленном в Госдеп США, говорилось, что в конечном счете Аргентина восстановит свой политический суверенитет над Мальвинами, скорее всего при условии твердых гарантий сохранения родового имущества островитян, их образа жизни и при наличии двусторонних соглашений с Великобританией о совместном экономическом и научном освоении этой территории. Приход к власти нового правительства консерваторов в Англии может замедлить такой ход событий, но совершенно ясно, что продолжающиеся упадок и депопуляция островов требуют их адаптации к новым условиям, пока еще это вообще возможно. «Однако нетерпеливость аргентинцев и их реваншистские настроения могут расстроить деликатный и постепенный подход к решению этой проблемы. Это вызовет ужесточение британского общественного мнения в отношении передачи островов под аргентинский контроль и дальнейшее ухудшение британо-аргентинских отношений».

Согласно наблюдениям британских дипломатов, которыми они поделились со своими американскими коллегами на переговорах в мае 1980 года в Вашингтоне, аргентинская сторона высказывала все большее нетерпение в отношении статуса островов. Но самое «ужасное» было то, что Аргентину «наводнили» русские и кубинцы, при этом Москва развивала с аргентинцами сотрудничество в области ядерной энергетики! Как писал один из аналитиков Форин офиса, «любые отношения с СССР должны сами по себе вызывать тревогу».

Серия переговоров, которая проходила в 1980–1981 годах и на которых британские дипломаты использовали указание министра иностранных дел Великобритании Питера Каррингтона «тянуть волынку как можно дольше», не привела к какому-либо результату, но вызывала все большее раздражение у аргентинского руководства.

Очередные переговоры прошли 26–27 февраля 1982 года в Нью-Йорке. На них аргентинская сторона предложила создать механизм постоянной двусторонней комиссии, которая бы встречалась ежемесячно и работала над сближением позиций сторон, то есть, по мысли аргентинцев, над тем, как проще и быстрее передать Мальвинские острова под суверенитет Аргентины. Британская сторона категорически отвергла такой подход. 1 марта 1982 года аргентинская сторона опубликовала одностороннее коммюнике, которое заканчивалось словами: «В случае, если не произойдет скорейшее решение вопроса, Аргентина оставляет за собой право положить конец этому механизму и выбрать способ действий, наиболее соответствующий ее интересам».

Комментарий посла США в Аргентине Гарри Шлодемана от 24 марта 1982 года: «Здесь присутствует циничная точка зрения, особенно среди политиков, что правительство Аргентины вытащило этот старый спор в центр всеобщего внимания, чтобы отвлечь внимание аргентинского народа от экономических проблем. Я в этом не уверен. Переговоры с британцами, кажется, совершенно естественно зашли в тупик, учитывая затраченное время и неспособность британцев вести переговоры о суверенитете. В любом случае аргентинское правительство оказалось в такой внутренней политической ситуации, в которой ему приходится делать что-нибудь, если предложение о создании постоянной комиссии не будет принято».

Как в воду глядели! Но Шлодеман, намеренно или нет, отметил только дипломатическую сторону кризиса, который переживала Аргентина. На самом деле к началу 1982 года военная хунта во главе с генералом Леопольдо Галтьери оказалась накануне экономического краха: промышленное производство прекратилось, внешняя задолженность во много раз превысила бюджет, внешние займы прекратились, инфляция составляла 300% в год. Диктатор надеялся с помощью маленькой победоносной войны поднять престиж своего военного режима. Он также полагал, что американская администрация Рейгана встанет на сторону Аргентины, помогавшей США в борьбе с сандинистским руководством Никарагуа. Правда, уже 1 апреля госсекретарь Александр Хейг направил инструкции послу Шлодеману передать Галтьери, что любая военная акция «разрушит многообещающие отношения между США и Аргентиной».

Вечером 1 апреля Рейган позвонил Галтьери и в состоявшейся 40-минутной беседе пытался убедить его не вторгаться на острова. Он предупредил Галтьери, что вторжение нанесет серьезный ущерб отношениям между двумя странами, и предложил свое посредничество, включая приезд в Буэнос-Айрес вице-президента Джорджа Буша. Галтьери ответил, что Аргентина ждала 149 лет, больше ждать не намерена, и отверг предложение посредничества, сказав, что «сами события уже опередили это предложение». Далее он сказал, что Аргентина использует все свои ресурсы для восстановления своего суверенитета над островами и свободна в использовании силы тогда, когда посчитает, что наступил подходящий момент.

Утром 1 апреля 500 аргентинских морских пехотинцев были уже в пути. 2 апреля 1982 года аргентинские войска под командованием генерала Марио Менендоса, осуществляя операцию «Суверенитет», высадились на Фолклендах. Рота британских морпехов, дислоцировавшаяся в Порт-Стэнли, прекратила сопротивление по приказу английского губернатора Рекса Ханта. Новым губернатором, теперь уже на Мальвинах, стал генерал Менендос. 7 апреля состоялась очень торжественная церемония вступления его в должность.

С военной точки зрения Галтьери рассчитывал, что его ВВС будут господствовать над архипелагом, а у Великобритании на тот момент не было боеготовых авианосцев. Командование ВМС Аргентины известило своих американских партнеров , что аргентинская акция предпринята с целью «противодействия очевидной советской угрозе в регионе с учетом примерно 60 советских траулеров в районе Мальвинских островов», но это было воспринято американцами с нескрываемым сарказмом.

Необходимо отметить, что вся группировка сил и средств Великобритании, участвовавшая в учениях в районе Гибралтара и отправленная к Фолклендам, как делали вывод аналитики ЦРУ, была способна сразу по прибытии атаковать аргентинские ВМС, вытеснить их из приостровной зоны, затем блокировать острова и ждать подхода главных сил.

Тактика затягивания переговоров и стратегия «заманивания» принесли свои плоды.

БЫЛА ЛИ УГРОЗА СОВЕТСКОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА

Одновременно британской разведке была поставлена задача усилить наблюдение за действиями СССР. Так, 2 апреля от американского военного атташе в Буэнос-Айресе была получена информация о присутствии советских подводных лодок в 50 милях от Фолклендских островов, при этом якобы они находились под советскими рыболовными траулерами. Американский атташе также сообщил, что три аргентинские субмарины вышли в море.

Накануне, 1 апреля, ЦРУ разослало информационную телеграмму о том, что у аргентинских ВМС на 1 апреля имелась информация о двух советских подводных лодках в Южной Атлантике в районе между Мальвинскими островами и островами Южная Георгия.

В дальнейшем такие «тревожные» сообщения периодически продолжали приходить в Лондон. 14 апреля от биржевого брокера, связанного, по его словам, с аргентинцами в посольстве в Париже, поступило сообщение, что четыре советские подлодки находятся в районе Фолклендов и что русские якобы сообщили аргентинцам, что эти подводные лодки пойдут им на помощь в случае необходимости.

На самом деле игра, очевидно, велась в гораздо более крупном масштабе. В 2012 году английская Guardian, публиковавшая выдержки из рассекреченных документов, и Радио «Свобода» сообщили, что чуть ли не ночным кошмаром для Вашингтона было возможное вмешательство в конфликт Советского Союза. Однако это далеко не так. В краткой справке по оценке ситуации вокруг Фолклендов, подготовленной ЦРУ 2 апреля 1982 года, указывалось, что «Советы попытаются использовать кризис и оказать политическую поддержку Аргентине, но не пойдут на прямое военное вмешательство».

Также в сводке британского Объединенного разведывательного центра от 15 апреля также было записано: «Мы не думаем, что СССР будет непосредственно вовлечен в военные операции в зоне конфликта».

Позиция советского руководства в тот период стала сразу же предельно ясной, когда представитель СССР в Совбезе ООН Олег Трояновский неожиданно воздержался при голосовании за предложенную Великобританией резолюцию.

7 апреля 1982 года на совещании группы планирования Совета национальной безопасности в ответ на слова заместителя директора Центральной разведки адмирала Бобби Инмэна о том, что мы не знаем наверняка, готовы ли Советы вмешаться в конфликт, Рейган заявил: «Если Советы заключат тайный сговор с Аргентиной в абсолютно незаконном вторжении, то, я думаю, мы могли бы просто потопить весь остров с помощью пары Б-52!»

Конечно, действия СССР с самого начала конфликта стали объектом пристального внимания со стороны, в том числе и Форин офиса. 5 апреля Лондон потребовал от британского посольства в Москве оценить:

– общее отношение Москвы к конфликту,

– действия СССР в случае военных действий между Великобританией и Аргентиной,

– действия СССР в случае экономических санкций против Аргентины.

В тот же день за подписью советника посольства Алана Брук-Тёрнера был отправлен ответ, что если Аргентина не сможет получить полную поддержку от стран третьего мира, в случае военных действий она скорее всего проиграет, а русские, вероятно, молчаливо согласятся с любыми действиями Великобритании по возврату Фолклендов. 6 апреля аналитики Форин офиса пришли к выводу, что «можно утверждать, что русские будут избегать военной вовлеченности в конфликт».

8 апреля во время встречи с Хейгом Тэтчер прямо заявила, что «мы сейчас отбрасываем победное шествие социализма… и дошли до точки, где не может быть никаких компромиссов. Советы боятся вмешательства США в конфликт, поскольку сами они перегружены своими проблемами, и было бы удивительно, если бы они решили вмешаться». Хейг согласился: да, СССР все больше начал ставить себя в невыгодное положение.

ХИТРАЯ ПОЗИЦИЯ ВАШИНГТОНА

С другой стороны, британцы, по-видимому, сразу же раскусили попытки американцев с помощью «советской угрозы» смягчить реакцию правительства Тэтчер на захват Аргентиной Фолклендов. Британские аналитики полагали, что наблюдение и сбор развединформации советскими спутниками, морской разведывательной авиацией и надводными кораблями, в том числе советскими рыболовными судами в районе Фолклендов, будут нарастать по мере продвижения британской оперативной группы на юг. В то же время в ответ на опасения заместителя госсекретаря США Лоуренса Иглбергера, высказанные в разговоре с послом Великобритании Невиллем Гендерсоном 15 апреля в Вашингтоне, что русские могут фактически быть вовлеченными в военные действия, в Лондоне высказали твердую убежденность: «У нас нет доказательств в поддержку этого, и мы не считаем, что СССР рискнет быть прямо вовлеченным в военные операции в зоне конфликта».

Видимо, Лондон также насторожили высказывания Хейга в беседе с Тэтчер 13 апреля о том, что он не боится того, что США в полной мере вмешаются в конфликт, но предвидит советское военное вмешательство, если Великобритания предпримет военную акцию на Фолклендах.

В Лондоне отлично понимали колебания администрации США и ее желание если не нейтрализовать, то хотя бы смягчить остроту англо-аргентинского конфликта. Там сразу же проанализировали связи между СССР и Аргентиной во всех областях и отметили их бурное развитие: соглашения по поставкам зерна и мяса, создание совместных компаний по рыболовству в районе Фолклендов, поставки обогащенного урана для аргентинской ядерной программы. Особо было отмечено, что СССР получал от Аргентины треть своего зернового импорта и забирал 75% аргентинского зернового экспорта. В Лондоне считали, что это было очень важно для СССР, который, как ожидалось, должен был импортировать около 45 млн т зерна в 1982 году, чтобы компенсировать плохой урожай третий год подряд. Аргентинские поставки помогли СССР и преодолеть зерновое эмбарго США, объявленное президентом Картером в ответ на ввод советских войск в Афганистан в 1979 году.

12 апреля Гендерсон дал интервью американской компании CBS. Американская аудитория была впечатлена, но особенно в шок ее повергло сообщение британского посла, что русские «Медведи» (самолеты Ту-95) с дальностью полета 8 тыс. миль базируются на Кубе и в Анголе и ведут наблюдение в Северной и Южной Атлантике.

В итоге, согласно опросам общественного мнения в США, 50% американцев в случае вооруженного конфликта высказались за поддержку Великобритании, 5% – за поддержку Аргентины и 30% – за нейтралитет.

Но вообще-то по большому счету Вашингтон не нужно было особо уговаривать. Судя по опубликованным документам, аналитики СНБ США уже 1 апреля пришли к твердому выводу: «Дело Британии правое, и она для нас более важный и близкий союзник». 3 апреля посольство Великобритании попросило помощи США в том, чтобы убедить представителей Заира и Японии голосовать в СБ ООН за британский проект резолюции, и получило заверения от Госдепа, что «США сделают все возможное, чтобы помочь принятию резолюции Великобритании». Британская резолюция требовала «немедленного прекращения военных действий» и «немедленного вывода всех аргентинских сил» с островов и призывала правительства Аргентины и Великобритании «искать дипломатическое решение существующих разногласий». Эта резолюция за № 502 была принята 3 апреля.

Весьма колоритно процесс выработки принятия решения о поддержке Лондона описан в мемуарах Джеймса Рентшлера, штатного сотрудника СНБ.

Утром 7 апреля 1982 года Группа планирования СНБ была собрана на совещание в Белом доме. Рейган появился на совещании одетый по-спортивному в блейзер и голубую рубашку с открытым воротом – после совещания он намеревался сразу же отправиться на Барбадос в гости к старой голливудской подруге, актрисе Клодетте Колбер, у которой он собирался провести пасхальные праздники.

Главный вопрос: нужно ли США вмешиваться и зачем, когда и как?

ЦРУ (адмирал Инмэн): Великобритания объявила 200-мильную запретную зону, и Аргентина отвела свои корабли за пределы этой зоны. Британцы продолжают грузиться на корабли, они настроены крайне серьезно и мобилизуют все, что у них есть в ВМС.

МО (Уайнбергер): Британцы планируют ввести в дело свои подлодки, нанести максимальный ущерб и затем приступить к десантированию. Аргентина сосредоточивает свои силы на берегу, но соотношение сил в пользу британцев.

6 апреля телеканал Эй-би-си сообщил, что разведывательный самолет США SR-71 совершил облет Фолклендов (Мальвин) до и после аргентинского вторжения для сбора информации, которая была позднее передана британцам.

Вице-президент Буш: «Насколько точно это сообщение ABC, в котором говорится о том, что США якобы снабжают Великобританию подробными фотографиями размещения аргентинских войск и кораблей, полученными с нашего самолета-разведчика?»

Уайнбергер: «Абсолютная неправда! Типичный образец советской дезинформации. В действительности Советы передвинули свои спутники и, возможно, снабжают аргентинцев информацией о передвижениях британского флота».

Госсекретарь Хейг: «Тэтчер настроена крайне воинственно, так как понимает, что если ситуация ухудшится, то ее правительство падет. Ее очень сильно тревожат воспоминания о Суэцком кризисе, она не желает допустить опять того позора, который пережила тогда Великобритания. С другой стороны, Аргентина все больше нервничает и, может быть, ищет выход».

Рейган: «Я предлагаю следующее решение. Нам было бы лучше в вопросе с Латинской Америкой, если бы мы сохранили дружбу с обеими сторонами в этом кризисе, но для нас более важно, чтобы Великобритания не проиграла».

Но главные слова во всей этой предпасхальной суете произнес адмирал Инмэн: «У нас нет другой альтернативы, кроме как поддерживать наших британских союзников до самого конца. Я не говорю сейчас о кровнородственных связях, языке, культуре, союзе и традициях, которые тоже важны. Я хочу напомнить чрезвычайную важность наших общих интересов в стратегическом плане, глубину и широту нашего сотрудничества в области разведки, по всему спектру угроз в период холодной войны, где у нас было тесное взаимодействие с Великобританией. И я хочу напомнить вам проблемы, которые мы имеем с Аргентиной в плане ядерного нераспространения. Если мы дадим возможность аргентинцам выйти сухими из воды, когда они используют обычное вооружение, кто поручится, что через 10–15 лет они не попробуют сделать то же самое с помощью ядерного оружия?»

9 апреля Объединенное разведсообщество США пришло к выводу, что «явная британская победа позволила бы избежать отрицательных последствий для американо-британских отношений».

28 апреля британское правительство объявило 200-мильную зону вокруг островов полностью закрытой с 11.00 30 апреля. 29 апреля Тэтчер в своем послании Рейгану пафосно написала: «Один из этапов в попытках урегулировать этот кризис закончился. Мне кажется важным, что когда мы входим в следующий этап, США и Великобритания должны оказаться однозначно на одной стороне, твердо отстаивая те ценности, на которых зиждется западный образ жизни».

30 апреля Хейг сделал заявление для прессы, в котором указал, что поскольку 29 апреля Аргентина отвергла предложения США по урегулированию спора, то президент США ввел санкции против Аргентины: замораживание всех военных поставок, отказ Аргентине в праве на военные закупки, замораживание всех кредитов и гарантий…

Официально англо-аргентинский конфликт завершился 20 июня 1982 года, когда британские силы высадились на Южных Сандвичевых островах. Победа была воспринята как новое свидетельство мощи Великобритании – военно-морской державы. Патриотизм в метрополии зашкаливал – правительство Тэтчер получило те самые рейтинги, на которые рассчитывал генерал Галтьери. Тот факт, что аргентинский режим был режимом авторитарного, полуфашистского толка, в глазах многих англичан придал военной акции тори оттенок «освободительной миссии», борьбы демократии против диктатуры. В Лондоне при громадном стечении народа прошел парад Победы! В Буэнос-Айресе Галтьери ушел в отставку.

https://topwar.ru/92189-neraskrytye-tayny-folklendskoy-voyny.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *