Изюм, 8 марта: последняя ночь в собственной квартире

Как сейчас помню эту ужасную ночь. Я был с мамой в квартире, в моей квартире, на которую ушло куча времени и денег, чтобы сделать ее красивой.
Пришла ночь… начали прилетать грады, потом арта, потом и миномёт… и взрывались они не рядом с домом, они попадали именно в дом. Примерно в 4 утра стало не по себе от этого всего: ты всю ночь лежишь на полу… и слышишь, как обваливаются кирпичи дома и сами стены. И как-то оно уже стало обыденно для тебя, что уже и не заметил, когда прилетел осколок в кухню. Было наверно пол-часа тишины… Я аккуратно прошёл на кухню и вижу что вывалена оконная рама наружу… В шкафу – громадная дыра, а взрывной волной обрушило натяжной потолок. Решил закончить этот ужас и спуститься вместе в подвал, но дверь не открывалась, её заклинило.
После 5 началось самое страшное, что я помню. Я слышал, как гудит танк и как он поворачивает башню… Он был за рекой (от нас метров 300), но его было очень хорошо слышно.
Он начал стрелять в наш дом и дом начал рассыпаться…
Если арта или миномёт… то ты слышишь долгий свист… полёт мины… а вот тут… короткий полет и сразу мощный взрыв и звук падающих кирпичей.
Ты лежишь на полу. И ты от ужаса вжимаешься в самую мелкую частицу этой вселенной… Ты каждый выстрел проводишь взглядом и мыслью… и молишь всех Богов, чтобы не прилетело к тебе в окно.
А в окно всё же прилетело… или под него. Волшебным образом снаряд не долетел пару метров и именно булькнул в землю (звук реально, как кидаешь камень в воду) и не взорвался.
У меня окно смотрело на мост… и там за рекой, стоял этот блядский танк рф, который и “убивал” мой дом и убивал все мысли о надежде и спасении. Через несколько недель в рф скажут, что это был танк ВСУ… и, мол, нас там не было… Пиздаболы! А ещё через месяц снимут какой-то липовый репортаж, где заставят человека рассказывать ересь про то, что дом расстреляли из танка ВСУ.
Практически, ноль эмоций и даже бояться как бы некогда.
Ты пытаешься считать секунды, чтобы узнать скорость перезарядки танка, чтобы успеть выбежать из квартиры, которая вот-вот погибнет вместе с нами…
От пяти до тринадцати секунд… Вот такие промежутки между выстрелами, забыл, что у танков снаряды уже подаются автоматически.
Были и ещё небольшие промежутки тишины, примерно 5-10 минут, уже было желание вырваться… только подходишь к двери и слышишь, как за порогом накрывает арта! ну как бы всё, выхода нет: с той стороны – танк, а с этой – арта.
Часов в 6-7 утра, я выбил дверь плечом… Мы побежали в подвал. Весь двор был в стекле и кирпичах, не было времени оглядываться по сторонам и смотреть, как там наш дом со стороны… удивило, что когда вбежали уже в подвал… мама спросила:
– А ты дверь закрыл?
В подвале уже все собрались, все в шоке и в ужасе от того, что происходило…И вишенкой на торте, к этому всему, тяжёлый танковый пулемёт, который начал “работать” на нам.
Люди были разбросаны по подвалу… то в одной комнате кучковались… то в другой… подошёл к одним, то к другим… посмотрел в вентиляционное окно, увидел мост… мост уже разрушен. Тот, красивый и пешеходный… В эти ночи обещали -17, то есть будет очень холодно, а хаты то уже и нет.
Это всё происходило 9-го марта… в 9 утра обещали нам зелёный коридор… то есть сидишь в подвале и ждёшь пока будет 9 утра… чтобы покинуть этот подвал и свой дом навсегда…
Возникла мысль сходить в дом и забрать ноут, фотик и документы на квартиру. В рюкзаке у меня были зимние штаны, в которых я ночью спал в подвале. Я их выкладываю, чтобы освободить место в рюкзаке, и собираюсь идти уже в квартиру… вот сейчас только немного утихнет и пойду… сел в углу и курю, наблюдаю за людьми и думаю что бы ещё из квартиры прихватить и принести сюда… Моя мысль резко прервалась темнотой и оглушающим звуком. Это было внезапно и резко. Темнота, звон в ушах и чувствую, как на меня начинают сыпаться кирпичи… много кирпичей… один ударил меня в висок… быстро поднимаю руки и делаю блок над головой, чувствую, как по голове течёт струйка крови, какое-то спокойствие или похуизм… я уже готов ко всему… и осознаю что, сейчас начнут падать и плиты. Вот такая короткая была моя жизнь.
Это или прямое попадание из танка в подвал, или тот снаряд взорвался у меня под окном, или вообще снаряд новый попал в окно и там взорвался на кухне (а мы сейчас под кухней в подвале).
Шапка улетела от взрывной волны… всё, что было в карманах тоже испарилось и завалено кирпичами. У многих взрывной волной разорвало одежду, пытаюсь смотреть и анализировать, что сейчас происходит – вижу и слышу лишь тишину, стену пыли и чувствую дикую вонь серы… пару секунд и люди осознают что произошло… пока тишина…
Свисток у меня детский висел на шее все эти недели, это для того, что если нас завалит домом, то можно было бы под завалами лежать хоть с музыкой, а не в тишине. Достаю его и начинаю свистеть, когда люди очнулись и начали кричать я и с ними покричал:
– Мамаааа!!! Мама!
Вижу её, стоит вся в пыли… в разорванном пальто, смотрит на меня и ничего не понимает:
– Что произошло?
Кто-то лежит… кто-то всё ещё стоит. Одна девушка вообще сидела на груде завалов и смотрела в пустоту перед собой, пока у других была паника и крики боли, просто сидела и смотрела в пустоту, а по плечам развивались пепельные волосы, с головы текла кровь. В эту минуту я пожалел, что не было фотика чтобы это сохранить.
Этот образ ужаса и пустоты, но я рад, что его со мной не было, как-то это было бы не правильно в такой момент думать про выдержку, ISO и прочее…
Позже она задаст на выходе из подвала странный вопрос:
– А где мой кот Лимон? Ты его не видел?
Заглядываю в соседнюю комнату, где я спал и была канализационная труба (она уже лежала на земле от взрыва). Заглядываю и в другую комнату, а там все целы и живы. Услышал фразу:
– Русские мрази! вот так и доверяй им, этим “братьям”…
Самое странное, что заметил за собой, что я начал опять свистеть… иду по подвалу и свищу в этот свисток… ловлю на мысли, что со мной что-то не так… нахера я это делаю?
Пытаемся выбить смотровое окно в подвале, чтобы вылезти… оно заложено красным кирпичом. Сделал пару ударов ногой, чтобы выбить. Не получилось, не Джеки Чан..
Пробую отыскать кувалду в углу, там где я сидел, а оно уже и не понятно на чём я там сидел, вроде табуретка была, – теперь всё завалено битым кирпичом.
Время течёт как-то странно… я оборачиваюсь опять к окну… а его уже разобрали, впустили свет и уже видно, что происходит в этой подвальной мгле.
Дети, женщины, старики… Многие в крови. Соседу осколки полетели в лицо. Глазные яблоки – в крови… другому соседу тоже что-то прилетело… одна часть лица чистая, а другая вся красная от крови (как в фильмах ужасов)… Через 2 месяца я узнаю, что в то утро: один человек погиб, трое очень тяжелых раненых были в другой комнате. В нашей комнате все живы… У одной соседки, оказывается, будут переломаны обе ноги… её отбросит взрывной волной на метра 3 в сторону, как куклу… муж её будет сам доставать… брать на руки… и уносить в подвал соседнего дома… Вечером этого же дня, её и мужа спасет терроборона: увезут на Славянск и там сделают операцию… Будет ездить на коляске и в гипсе… Мне до сих пор стыдно за себя, что я не подошёл и не поинтересовался, нужна ли помощь. Хотя, с другой стороны, у меня мама, о которой надо позаботиться и увести её подальше от этого кошмара.
Окно не смогли разобрать полностью… там была рама оконная, которую надо было придерживать, чтобы люди могли в окно вылезать… Кто-то придерживал её и пропускал людей, потом и сам пролез. Стою теперь я и держу, пропускаю из подвала людей.
Пролезла соседка (с переломанной рукой) и её пятилетний сын… все в крови… у неё муж умер 22 февраля… а тут ещё вот это всё.
Мама пролезла… отошла на метров 5 от дома и подвала, стоит и смотрит на меня, ждёт. Ничего не понимает до сих пор, что произошло… оборачиваюсь и вижу, что в подвале осталось несколько людей. Я сам себе придержал раму пролез и покинул подвал.
Выйдя из подвала, я увидел полный пиздец, который видел только в фильмах. Наша 5-этажка разбита в хлам. А посередине – громадная дыра от пятого этажа и до основания. Дом напополам!
Было принято решение идти тропами… так, чтобы танк не видел нас… Мы тонкой вереницей пошли между домами… проулками… Над нами постоянно летал Орлан и высматривал нас… Помню, когда подходили к одному из домов, посыпалась арта рядом с нами… Идёшь… и задыхаешься… под ногами битое стекло… Надо бы бежать, но сил нет. Люди, стоящие у подвалов соседних домов,смотрят на нас и ужасаются… Мы все – в ободранной одежде, в крови; у некоторых шок и контузия. Они ничего не слышат, когда к ним обращаются, у кого-то до сих пор на лицах – печать боли, страха и ужаса…. Многие люди просто пропали. Выходило много людей, а под конец, когда мы пришли к библиотеке, нас осталось очень мало. Не знаю, где они все делись. Надеюсь, живы.
По слухам, возле четвёртой школы, нас должны были эвакуировать. Но там всё нахрен разгромлено… Прилетала арта в парк и стрелял бесконечно пулемёт… Страшно было даже подходить к этому парку, не говоря уже о школе. Наш сосед- шутник, сказал, что сейчас пойдёт поищет эвакуационные автобусы. Пошел и пропал.
К нам подходили люди, просто какие-то незнакомые люди, приносили воду, обрабатывали нам раны. Над нами по -прежнему летает этот блядский Орлан… и всё высматривает. Начало прилетать совсем рядом… мы спустились в другой подвал… Он глубокий, там очень холодно и сквозняки… зато без стекловаты, как в нашем подвале. Нас осталось наверно человек 10 или 15. Сначала решили сидеть именно в коридоре, но позже было принято решение уйти в комнату и там обосноваться…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *