Почему социалистические идеи не всегда побеждают на выборах

Как циркулируют в современном мире социалистические идеи? Почему в каких-то странах они приводят своих сторонников к немалым победам на выборах в парламент, а в каких-то наоборот? Начнем с того, что социалистическая идея существует с незапамятных времен как одна из базовых идей человеческого развития. Потому что в идеале социалистическая идея – это идея справедливости.

С того момента, как такие идеи стали переноситься из сферы прав и свобод человека и гражданина на социально-экономическую сферу, они сформировались как собственно идеи, за которые идет политическая борьба. Крепло и ширилось убеждение в том, что каждый гражданин имеет право на хороший уровень и качество жизни, и не только на равные стартовые позиции, но и на определенную постоянную общественную и государственную поддержку и помощь, способствующую достойной жизни человека.

Другое дело, что начиная с XIX века социалистическая идея приняла преимущественно марксистскую форму. Хотя не только. В России был, например, опыт народничества. Были и другие формы существования этой идеи.

Так что постоянное возвращение к социалистическим идеям – это нормально. И их сегодняшняя популярность в Америке тоже, в общем, нормальное явление. Ненормально скорее то, что в Америке социалистические идеи исторически занимали очень малое место.

Там долго доминировала идеология WASP. WASP – белые англосаксонские протестанты были людьми, воспитанными на индивидуалистической идеологии собственного усилия. Создавай индивидуальное и семейное богатство, невзирая ни на что, плати налоги и заботься только о своем предприятии, своей карьере – вот лучший способ жизни.

Но сейчас Америка становится другой. Если раньше WASP (несколько разбавленные только афроамериканцами) были превалирующим типом американского гражданина, определяющим характер американского общества, то теперь Америка – это многоэтническая и многорасовая страна. Удельный вес англосаксонских протестантов в ней значительно понизился.

И это отразилось на идеологическом, понятийном поле.

Американские мигранты сегодня смело исповедуют моды и нравы тех стран, из которых они прибыли.

Кроме того, в Америке продолжает существовать и создавать свои проблемы всегда свойственное ей вопиющее неравенство между элитой и бедными слоями населения (при том, что в стране есть довольно сильный средний класс, задающий свой импульс жизни).

Все вместе это и дает почву для роста популярности социалистических идей.

В каждой идее есть доля истины, но ее последователям следовало бы знать чувство меры.

Так, характерный лозунг политиков-социалистов – все забрать у богатых и перераспределить между бедными, уравняв их, конечно, – имеет очень серьезный порок. Мы на собственном опыте знаем, как он уменьшает стимулы для развития, закрывает возможности для новых инициатив, новых стартов. И, условно говоря, вводит моду на дармовщину и привычку к ней.

И, конечно, сейчас, особенно с ростом популярности социалистических идей, существует опасность, что возникнет мода, поветрие, мания на социальную уравниловку. Между тем это губительно для самой Америки и подвергает риску то, что сделало Америку Америкой.

В Германии, где политический спрос на носителей социалистических идей, скорее, падает, чем растет, совсем другие исторические традиции. Там всегда были сильны социально-демократические и христианско-демократические тенденции. А социал-демократы просто правили страной между двумя мировыми войнами. Хотя это правление рухнуло и привело к победе нацистов.

После войны у немцев был опыт социалистической жизни в ГДР, социализм там был куда более экономически состоятельным, чем в других социалистических странах, но сравнение с Западной Германией опять же оказалось не в пользу ГДР.

Германия была также напугана опытом левого экстремизма. Начиная со столкновений социалистического Рот Фронта с фашистами в 20-30-х годах и кончая уже послевоенной историей, “проказами” банды Баадер-Майнхоф, отметившейся убийствами и насилием и показавшей себя во всей красе крайне экстремистских проявлений. Поэтому в сознании немцев более плотно засела идея осторожности в отношении быстро радикализирующихся социалистических идей. Ведь гитлеровские нацисты тоже называли себя социалистами.

Если в немецком обществе и возникает соблазн на социалистические идеи, то он обычно носит умозрительный характер. Немцы хорошо понюхали и чувствуют, что это такое.

В Чехии, где социалисты сегодня набирают голоса в парламенте, традиционно были сильны социалистические взгляды.

Чехия одна из самых индустриально развитых стран Европы. И противоречия между пролетариатом и буржуазией, протесты против недостаточного вознаграждения за труд там всегда существовали в явном виде. Сыграло свою роль и особое славянское дружелюбие по отношению к Советскому Союзу и его опыту. Не будем забывать, что в Советском Союзе был помимо всего прочего реальный опыт построения социальной справедливости, вспомним восьмичасовой рабочий день, бесплатные образование и медицину… Скажем так, условно бесплатные. Разумеется, только для тех, кто умудрился не попасть в тюрьмы и лагеря.

Ну и, конечно, опыт вступления в ЕС принес чехам не только положительные, но и серьезные отрицательные черты.

Чехия как индустриально развитая страна оказалась в очень напряженных конкурентных отношениях с той же Германией и другими странами. Эта конкуренция негативно сказалась на чешской индустрии, вспомним проблемы с автомобилями “Шкода”. Не случайно чехи отказались и от единой европейской валюты. И не видно, чтобы они изменили свое мнение.

Так что популярность социалистических взглядов в Чехии связана с современной политической реальностью. И эти взгляды часто принимают черты ностальгии по действительному национальному суверенитету.

Так что рост и падение популярности социалистических идей в мире имеют разные причины.

Но существуют и общие черты, связанные с пониманием того, что в сегодняшнем развитии западных экономик и стран есть очень серьезные проблемы, разрывы, и социальная несправедливость порождает время от времени социалистические искушения.

Поэтому не надо бояться то нарастающей, то затихающей популярности социалистических идей.

Это будет постоянно. Не постоянной, но опасной будет угроза их возможной радикализации до крайних форм.

Тем более что сегодня во многих частях света есть общественная мода и запрос на упрощенное решение проблем.

Социалистические идеи ведь не выдумка интеллигентов, за ними лежит нечто, связанное с чувствами огромного количества людей.

И, конечно, людям часто нужно либо “золотое прошлое”, либо “великое будущее”. И если о том же “великом будущем” заговорят политические демагоги, эти идеи снова могут овладеть массами и стать якобы золотым недавним прошлым.

А еще сегодня очевидны проблемы, связанные с усталостью людей от ценностей западного общества благосостояния. Заметны ослабления воли и жажды деятельности.

Существует и усталость от попытки навязать обществу некоторые чуждые ему формы жизни. Например, ненависть вызывают крайние формы модернизации, и в ответ возникает тенденция к простоте, неприязнь к усложненным формам жизни. Стремление к простой и ясной “справедливости”, простым и ясным решениям тоже может стать социально-психологической почвой для нарастания популярности социалистических идей. Ну и, наконец, борьба за них несет в себе какие-то опосредованные формы псевдогероизма. Молодежи всегда была свойственна склонность красиво умереть ради немедленного воплощения простой и заманчивой идеи. Соцпопулисты научились искусно активизировать эти свойства активной части молодежи.

Надеюсь, что движение в другую сторону не перечеркнет циркуляцию в современном мире социалистических идей, но и не даст им превратиться в лево-экстремистские движения с разрушительными последствиями их действий.

Владимир Лукин, политик, историк, профессор ВШЭ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *